Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Интервью

Каждый специалист в амурской онкогематологии на вес золота

Каждый специалист в амурской онкогематологии на вес золота
Фото amurzdrav.ru
Скандал с гепатитом С поставил под удар всю систему лечения детей Приамурья

Министр здравоохранения Амурской области Андрей Субботин рассказал, что происходит в стенах одного из лучших медучреждений региона из-за пристального внимания к онкогематологическому отделению, у пациентов которого выявили вирус гепатита С.

Напомним, в прошлом году по факту нарушения санитарно-эпидемиологической обстановки в Амурской областной детской клинической больнице Следственный комитет возбудил уголовное дело. Это произошло после жалобы нескольких родителей на заражение их детей гепатитом С. Сегодня они пытаются возместить через суд моральный ущерб в десятки миллионов рублей по каждому случаю. Множественные проверки так и не выявили очаг заражения (прим.ред: хотя некоторые СМИ утверждают о некоем зараженном 10 лет назад, от которого пошла волна вируса, ссылаясь на «надежные источники»). Медики поясняют — что гепатит сопровождает онкогематологию во всем мире и ничего экстраординарного в этих случаях нет. А вирус, в отличие от основного заболевания, не представляет для организма смертельной угрозы и успешно лечится в рамках полиса ОМС.

— Андрей Юрьевич, ситуация непростая. С точки зрения рядового пациента все прозрачно: ты поступил на лечение без вируса, а выписался уже носителем гепатита. Выходит виновата больница. Что скажете как профессионал?

— Нет, далеко не все прозрачно. Не стоит забывать, что это дети с резко ослабленным иммунитетом. Инкубационный период у такого больного увеличен во времени и может быть очень длительным. Лечение от рака крови занимает годы, а вирусы они подхватывают мгновенно. Где именно это произошло, установить невозможно. А так как мы очень тщательно обследуем пациентов онкогематологии, естественно процент обнаружения будет выше.

При простом анализе даже носитель вируса может дать отрицательный результат. Опять же важно когда был взят анализ, работают ли в этот момент антитела, чтобы подтвердить наличие заболевания. А так как гепатит С долгое время проходит бессимптомно, многие годами могут болеть и не догадываться. Это вопросы именно лабораторной диагностики, качество которой постоянно совершенствуется, поэтому в том числе растет количество обнаружений этого вируса в последнее время.

— А как дела обстоят с лечением гепатита С?

— В Амурской области зарегистрировано 4334 человека всех возрастных категорий, с хроническими вирусными гепатитами (971- гепатит В, 3316 -гепатит С, 46 — сочетанный). Стоят по несколько лет. И появились ни сегодня, и ни вчера. Это проблема мирового масштаба. Разрабатываются новые способы лечения. Препараты прямого действия разрешили использовать уже с 12 лет, а с нового года хотят ввести их использование с 6-летнего возраста. Таким образом есть эффективное средство для борьбы с заболеванием и самое главное для излечения. Детей уже поставили в очередь на препараты, ждем когда их запустят в госреестр лекарственных средств. В прошлом году впервые выделили большую сумму — 66 миллионов — на лечение гепатитов в Амурской области. И у детей, и у взрослых. За 2018 год уже пролечили 120 человек с гепатитами. Ведь это совершенно новый подход, брать и массово пролечивать их. Еще несколько лет назад о таком можно было только мечтать.

— И все-таки о каком количестве пациентов детской онкогематологии с гепатитом С сегодня идет речь?

— Если говорить о цифрах: проведено 47 консилиумов по гематологическим детям. А по 35 уже расписана тактика персонифицированной терапии. Это рекомендации федеральных НИИ детских инфекций и Института Рогачева (прим.ред: Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева), с которыми мы плотно сотрудничаем по этому вопросу. Два федеральных института, мы будем отталкиваться от их рекомендаций. И это растянется на годы. У детей, которые еще лечатся от основного заболевания, по рекомендациям стоит отложенная терапия на два-три года. Дальше они опять должны будут пройти обследование. И если не будет активности процесса, лечение может и не понадобится.

— Но родители приводят свои доводы: детей приходится ограничивать в диете, общество их не принимает, боится заразиться. Моральные страдания оценивают в десятки миллионов рублей.

— Большинство родителей настроено на позитив. Но некоторые имеют особое мнение — что ж, это их право. Не принимают в обществе?! У ВИЧ-инфицированных нет особых проблем с коммуникацией по большому счету. А с гепатитом и подавно.

Понятно, что лечение потребует средств. Мы готовы их найти и самое главное вылечить детей. Но родители хотят в своих исках возмещения морального ущерба по 15-20 миллионов рублей. Важно эффективно использовать те деньги, которые у нас есть. Не отдать на судебные иски, а запустить в лечение и на создание комфортных условий в отделении.

— Что изменилось в работе онкогематологии в последнее время. Родители отмечают улучшение качества обслуживания среднего медперсонала, дополнительное поступление медикаментов. Можно сказать, что проведена работа над ошибками?

— Имеется четкий расход одноразовых материалов. Он есть сейчас и был с тех пор, как одноразовыми расходниками начали обеспечивать больницы. Кроме того, там особый санитарно-эпидемиологический режим. К среднему медперсоналу дополнительные требования. Врачам никто не позволяет даже на йоту ошибиться. Дети с ослабленным иммунитетом — особые, и осложнения у них особые, никуда от этого не деться. Обычный ребенок шел, упал, встал и побежал дальше. Кашлянули на него и ничего. А пациент онкогематологии моментально выдаст ответную реакцию организма.

— Как коллектив переживает случившееся?

— Сложившаяся ситуация не в пользу пациентов в первую очередь. Медики могут в любое время уехать в другой регион. Там их примут с распростертыми объятиями и дадут работать спокойно. А замены у нас нет. Вот к чему может привести ситуация.

Онкогематология в детской областной больнице на 35 коек существует с 1997 года. Других специалистов такого класса и уровня подготовки нигде по области больше нет. Они имеют узконаправленную специфику. Кроме ребенка еще есть родители. У них более высокие требования, они более беспокойны, менее уравновешены из-за эмоционального груза, который свалился. Для таких случаев в отделении работает психолог. Но несмотря на его помощь в работе с детьми и родителями, на врача идет огромное давление. Он психологически там ломается. Долгая работа в этом профиле оставляет след. Не каждый соглашается на такую перспективу.

Поэтому подобных специалистов в принципе не так много по стране. Их готовят специально. В связи с тем, что у нас их всего трое: каждый на вес золота. Если один уйдет, второй поедет в командировку, а третий заболеет — все. Мы не успеем оперативно подготовить замену. Если хирургов можно как-то перебросить из одного отделения в другое, и дефицита не будет, то здесь все слишком узкоспецифично.

Поэтому должно быть налажено полное взаимодействие и взаимопонимание родителей, надзорных органов и врачебных кадров. Вместо того, чтобы обвинять друг друга.

— Выходит внимание к ситуации вместо усиления контроля привело к противоположному результату?

— Скорее дестабилизировало работу отделения и всей больницы в целом. Люди спокойно не могут работать в связи с многочисленными запросами со всех сторон. Им же приходится заниматься и другими, дополнительными задачами, кроме непосредственной лечебной деятельности.

Несмотря на все сложности врачи продолжают выполнять свою работу достойно. Дети по-прежнему получают качественную помощь. Онколог сейчас на больничном. Не молодая она уже — 60 лет. И слегла именно после этой ситуации.

Они же теперь, вместо того чтобы работать, отбиваются, пишут объяснительные, на допросы ходят. А когда ошибки появляются? Когда ты дестабилизирован, когда у тебя нет времени.

— Кому эта «раскачка» может быть выгодна?

— На этой ситуации очки нарабатывает одна из политических партий. Они подключились только после того, как министерство начало плотно работать над этим вопросом в июне 2018. Мы же стали немедленно принимать меры: заниматься станцией переливания крови, лабораторией, а не только детской областной больницей. Диагностикой опять же. Это все результаты работы министерства. Постепенно решаем проблемы.

К началу лета мы планируем сконцентрировать в АОДКБ не только лечебно-диагностическую службу, но еще и амбулаторную — откроется поликлиника. В минувшем году обновили персонал, приняли двух эпидемиологов, обучили медсестер, установили видеонаблюдение. Детская областная больница развивается, укрепляет свой потенциал, чтобы и в дальнейшем предоставлять качественную медицинскую помощь детям Приамурья.

Время не щадит никого: Фото наших постаревших знаменитостей. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика